Обо мне

Моя фотография
Что-то , примерно, как у Марины Цветаевой: "ВосхИщенной и восхищЁнной, сны, видящей средь бела дня. Никто меня не видел сонной ,все спящей видели меня..."

пятница, 30 августа 2013 г.

Август или "завтра была война"

   Последние дни уходящего лета... Не знаю, как в ваших "палестинах",а в наших жарко. Сегодня +35, а завтра опять "потепление". Жарко не только от солнечной активности, но и от непрекращающейся "арабской весны".Полыхает Египет. Не успокаивается Ливия, хотя и Каддафи нет. Тлеют угольки в Ливане. По-прежнему "жарко" в Ираке .Иран продолжает своё атомное дело.А Сирия уж совсем "зажигает".
Но если не включать радио и не читать новости в интернете, то даже очень ничего:
к жаре привыкли, тем более,что ночи стали прохладнее. Все возвращаются из
отпусков. Дел полон рот: дети идут в школу, на носу Рош аШана( Новый год), а тут ещё безумные скидки - распродажи. Неделя до Рош аШана. Меню уже продумала. Кстати нашла интересный рецепт яблочного пирога
_ " Цветаевский яблочный пирог".

 Могу и ссылку дать.Правда там реклама не очень приличная
Но, что есть. http://nnm.me/blogs/Brigami/cvetaevskiy-yablochnyy-pirog/
Да, на еврейский Новый год нужно обязательно надеть что-нибудь новое(хоть носки).
И тут,  кстати пришлось приглашение соседки поехать в Тверию(старинный город Тевериада) на шопинг. Шопинг! Шопинг! Едут только девочки!
Соседка Ольга - ровесница моего старшего сына. У меня с ней очень хорошие
 отношения. Со старшими девочками я занималась русским и помогала с младшими мальчиками. Приглашению я была очень рада. В Тверии открылся новый торговый центр.
Красавец. Примерно такой.


  Двухэтажная подземная парковка. Многоэтажное здание. Уйма всевозможных магазинов. Лифты, эскалаторы. Всё сверкает. Кафе, рестораны. Да, там два Кацрина поместятся. Время летело. Девчонки перемерили всё, что можно и нельзя. Младшая - пятнадцатилетняя красавица(мама русская, а папа марокканец) блистала. Продавщицы - чуть старше её - увлечённые ею, тоже включились в этот показ мод. Ну и я там если не мерила,зато
уж на щупалась - натрогалась. К концу я сидела посреди зала на высоком стуле, обвешенная разноцветными пакетами, как настоящая новогодняя ёлка.
Когда позвонил муж, я узнала, что уже десятый час и мне не пятнадцать и не семнадцать
и даже не сорок.  Пять часов мы провели в магазине. Были куплены и платья, и косметика, и сумки, и кофточки. И я купила босоножки. По деньгам они на каждый день, по виду... Розовые на высокой танкетке - ажурные-ажурные. Ну, какие ещё я могла купить с этими модницами? На кафе уже не было совсем времени. Поэтому купили питы с фалафелем и овощами в машину. После холодного,  кондиционированного магазина воздух в городе был похож на парное молоко с запахом лаванды, магнолий. Мы поднималисьвсе выше в горы,
оставляя за собой сверкающую Тверию с тёмным бархатным озером, с луной,  вертикально висящей над ним.
Включили радио и вспомнили, что Сирия всего в тридцати километрах от Кацрина, и кабинет правительства ушёл на вечернее заседание, и что дела-то совсем неважные.
- Вы собрали сумку? - спросила меня Ольга.
- Какую сумку?
- Ну, со всеми необходимыми вещами. На всякий случай.
... Боже мой. А вдруг действительно это не просто разговоры?!  И завтра война...
 Дом спал. Кот, лёжа во дворе на столе, даже ухом не повёл, возмущённый моим поведением.
 Тишина. Муж спит. Двери настежь - вот преимущество  Кацрина - открытые на ночь двери машин, домов.
 Первым делом я пошла на кухню, открыла шкафы и стала смотреть, что можно положить в сумку на случай вражеской атаки. Достала упаковку туны, банку горошка и банку солёных огурцов.
 - Нет, огурцы не подойдут - пить захочется. Да, набрать воды в бутылку. Что ещё герметично упаковано? Вафельные стаканчики для мороженого? Не подойдут.  Макароны... Коробка конфет... Крупы...
Появился заспанный муж.
 - Миша, сказала я ему , - достань рюкзак из дивана.
- Ты, что в поход собралась?
- Нет, это на случай атаки!
 - Какой атаки? Уже двенадцатый час. Ты, что не помнишь, как было в прошлый раз? Всё. Иди спать.
 И потушил свет. Я села за стол.
Помню я. Конечно же всё помню.


  Январь 1991 года. Мы в стране полгода. Языка почти нет. Я работаю в швейной мастерской. Муж в сельском хозяйстве. Старший сын живёт в общежитии в Тель Авиве., готовится к поступлению в университет Младший учится в пятом классе. Телевидение смотрим только русское. Новости, очень противоречивые, получаем на улице. Саддам "возбухает". Америка сколотила против него каолицию. В неё вошли и арабские страны. С условием, что Израиль не войдёт в неё. С нас берут слово: не вступать в войну ни при каких обстоятельствах. Сидите и молчите! Противогазы раздали. Солдатка на плохом русском  что-то объяснила, как надевать и чем можно пользоваться, а чем нельзя.  А зачем тогда эти препараты здесь?
- В нужный момент объяснят.
- Кто? На каком языке?
  И нужный момент наступил. Поздно ночью позвонили из горсовета и сказали, что Америка обстреляла Ирак. Утром не нужно выходить из дома, не идти на работу и при звуках сирены войти в приготовленную герметично закрытую комнату, и надеть противогазы, если объявят газовую атаку.
  День прошёл в ожидании. К вечеру раздалась сирена.  Вбежали в детскую комнату. Она у нас самая тёплая. И стали заклеивать окно и дверь лентой. Забыли про мокрую тряпку под дверь. Сорвали ленту.  Набрали ведро воды. В это время под окном проехала полицейская машина и что-то пробубнили в мегафон. Разобрали только(как казалось) слово-газ.
- Надеваем?
- Да, - закричал сын. Надели успешно. Сидим. Дышим.Жалко фотографий нет. Но как-то так выглядели.

(фото из блога "Ботинок"  Доктор Нона)

  А что со шприцами? Колоть или не колоть? Пойду спрошу у Гали. Она живёт над нами,
почти на десять лет младше меня и всё знает.
  Опять отклеили ленту.  Поднялась к соседке. Галя открыла мне без противогаза и закричала:
- Зачем ты надела? Не было распоряжения!
  Я вернулась домой и в окно увидела, что сосед снизу, пенсионер Валентин идёт по улице(нельзя выходить!)  без противогаза.
- Снимаем, - сказала я моим мужчинам. Галя и Валентин без противогазов.
Но мне было интересно, куда же пошёл Валентин? Я решила спуститься к ним и спросить у его жены.
Не успела я позвонить в дверь, как услышала быстрые шаги. Валентин, задыхаясь бежал по лестнице.
- Наташа, быстро надевайте противогазы. Я пошёл к детям. Они открыли мне в противогазах.
Накричали на меня, что я наверное уже отравился.
Я бросилась домой. Миша, - закричала я с порога.
  - Всё!  Успокойся! Ложись спать. Уже поздно. Отравились- так отравились.
За окном раздалась сирена отбоя.
  Потом были разные дни. Чуть больше месяца продолжалось это... сумашедствие. Для некоторых оно закончилось так.



Я встала из-за стола, достала противогазы с антресолей и положила из к кучечке на столе.
  Завтра будет завтра. Только я совсем не хочу, чтобы мои внуки вот так выходили завтра гулять.